Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Преступная осведомленность: почему Дональд Трамп, невзирая на мнения экспертов, нанес удар по Шайрату

Доктор исторических наук, кандидат физико-математических наук, директор Центра глобальных проблем ИМИ МГИМО МИД России Виктор Сергеев: «Соединенные Штаты не действуют последовательно и логически, а действуют так, как считают нужным, исходя из политической необходимости. Все знают, что сирийское химическое оружие давно уже уничтожено. Следовательно, с помощью химического оружия нанести этот удар правительственные силы Башара Асада не могли. Более того, надо быть абсолютным безумцем для того, чтобы применять химическое оружие, потому что толку от него никакого, а скандал грандиозный».

По мнению эксперта, с самого начала было видно, что ракетный  удар Соединенных Штатов был предопределен заранее:«Удар был чрезвычайно полезен для Трампа, чтобы показать свою смелость и действия, которые даже Обама не делал».

Источник: Федеральное агентство новостей

Гумпомощь от российских военных крайне важна для сирийцев – эксперт

Информагентству Nation News академик РАЕН, директор Центра глобальных проблем ИМИ МГИМО Виктор Сергеев рассказал, насколько важна сейчас гуманитарная помощь для мирных сирийцев.

"Нужно понимать, что несмотря на затишье основного противостояния, ситуация с беженцами не стабилизировалась. Многие территории заняты еще запрещенной в России террористической организации "ИГИЛ" и радикальными группировками, лагеря беженцев до сих пор пульсируют, то увеличиваются, то уменьшаться. Ситуацию, конечно, нельзя назвать критической, вот постепенно ее и решают. Эта гуманитарная помощь от наших военных есть большое благодеяние для мирных жителей", - подчеркнул специалист.

 Источник: Nation News

США изменят стратегию в Сирии, чтобы не встретиться с российскими С-300

В США предположили, что действия Москвы относительно С-300 в Сирии может закончиться тем, что Вашингтон изменит свою военную стратегию на Ближнем Востоке.

На то, что американская сторона решила изменить свою стратегию в Сирии, повлияло размещение российских С-300 на авиабазе Хмеймим и в Тартусе.

По мнению американских аналитиков, генералы США не хотят в реальных условиях проверять зенитные ракетные комплексы, которые могли быть ответом российским зенитным ракетным комплексам.

«На мой взгляд, это вполне вероятно, потому, что установки С-300 перекрывают все небо над Сирией. Фактически любой американский самолет попадает под их действие. И если они захотят ударить по правительственным частям в Сирии, они могут попасть под действие ракет. И логично, что в этих условиях американцам придется менять стратегию по Сирии», — сказал в интервью ИА «Народные новости» доктор исторических наук, кандидат физико-математических наук, академик РАЕН, директор Центра глобальных проблем ИМО МГИМО МИД России Виктор Сергеев.

В США предположили, что действия Москвы относительно С-300 в Сирии может закончиться тем, что Вашингтон изменит свою военную стратегию на Ближнем Востоке, поскольку нет гарантий, что американские системы смогут стать ответом С-300.

В министерстве обороны России ранее заявили, что С-300 планируется использовать для прикрытия военно-морской базы РФ в Тартусе. Также в ведомстве добавили, что С-300 и С-400 будут использоваться для защиты российских военных объектов в Сирии.


Источник: ИА «Народные новости»

 

Что подтолкнуло США к соглашению с Россией по Сирии

Успехи сирийской армии в районе Алеппо свидетельствуют о том, что конец войны уже близится, и уступчивость Вашингтона на переговорах с Москвой в Женеве связана именно с этим «прорывом», считает профессор кафедры сравнительной политологии, директор центра глобальных проблем ИМИ МГИМО Виктор Сергеев.

«Уступчивость США в вопросах соглашения по урегулированию в Сирии, которое они полгода не хотели заключать, связанно именно с этим прорывом, с успехами правительственных войск в Алеппо», — заявил эксперт.

В пятницу глава МИД РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри договорились о многоступенчатом плане по Сирии, который включает в себя паузу в боевых действиях, начиная с 12 сентября. Лавров отметил по итогам переговоров, что задача разграничения террористов и оппозиции является одним из ключевых приоритетов в принятом пакете документов.

«Вся война в последнее время шла вокруг Алеппо, и победа здесь сирийской армии приблизила бы момент окончания войны, и очень похоже, что этот момент приближается… Если правительственная армия полностью возьмет под контроль Алеппо, то фактически воевать там уже будет не за что, на севере в районе Ракки действуют курды при поддержке американцев, естественно, понадобится время на ликвидацию боевиков террористической группировки „Исламское государство“ (ИГ, запрещена в РФ — ред.) в Ракке, но это будет фактически предопределено», — сообщил эксперт.

Вовлечение оппозиции

Эксперт отметил, что следующей проблемой, которая должна быть решена, является возобновление межсирийских переговоров, в которых примут участие все группы сирийской оппозиции.

«Усадить оппозицию за стол переговоров возможно, но вопрос заключается в том, смогут ли они о чем-то договориться», — отметил эксперт.

«В настоящий момент оппозиция находится в ситуации, когда она с одной стороны ослаблена, с другой стороны — хочет удержать позиции, которые у них есть, поэтому все это крайне неустойчиво и ожидаемое перемирие в любой момент может быть нарушено», — считает эксперт.

Он также отметил, что после переговоров Керри и Лаврова в Женеве большие надежды возлагаются на достигнутое главами внешнеполитических ведомств двух стран соглашение, и если США окажут на оппозицию определенное давление, перемирие сохранится.

Вопрос о судьбе Асада

Проблема разногласий в позициях сторон по тому, какова будет роль действующего президента Сирии Башара Асада в будущем страны, остается одной из ключевых. Требования Запада и оппозиции о смещении главы государства звучат однозначно, однако среди политической элиты страны нет сильного кандидата, способного контролировать ситуацию в стране.

«Остается проблема с Асадом. Не исключено, что ему придется уйти, как символу старого режима. Проблема заключается в том, что пока неясно, кем его заменять. Его неким заменить. Если не появится фигура, которая будет в состоянии контролировать ситуацию в стране, то ничего хорошего не получится», — подчеркнул Сергеев.

Эксперт считает что в момент, когда все стороны сядут за стол переговоров, основная задача России будет заключаться в том, чтобы «добиться такого положения, когда Асад сможет остаться хоть в каком-то качестве». Так как только ему пока под силу удерживать ситуацию в стране в более-менее нормальном состоянии, добавил он.


Источник: РИА Новости

Министерская встреча по сирийскому урегулированию пройдет в Нью-Йорке

СергеевПрофессор кафедры сравнительной политологии МГИМО Виктор Сергеев рассчитывает на успех встречи: он ожидает, что на встрече в Нью-Йорке будет согласован проект резолюции Совета безопасности ООН. По словам эксперта, этому должен способствовать состоявшийся визит Керри в Москву.

"Успеха, скорее всего, я бы ожидал, потому что все-таки не напрасно Керри приезжал, были длительные переговоры. Без такого рода подготовки, конечно, подготовка встречи вряд ли бы увенчалась успехом. Но не исключено, что сорвется это дело (согласование проекта резолюции), хотя задача подготовки резолюции для Совбеза ООН — вполне реальная вещь", — сказал Сергеев. Если проект такой резолюции все же будет выработан, СБ, скорее всего, его поддержит, полагает эксперт.

Как считает Сергеев, дальнейшие встречи, аналогичные той, что состоится в Нью-Йорке, возможны как при согласовании проекта резолюции СБ ООН, так и при его отсутствии. "Если это произойдет, то следует ожидать и последующих встреч. Если сорвется, тоже не исключены последующие встречи, это не критично", — сказал профессор.


Источник: РИА Новости
 

Народовластие на службе элит

sergeevВ издательстве МГИМО-Университета вышла книга «Народовластие на службе элит» профессора кафедры сравнительной политологии, директора Центра глобальных проблем Виктора Сергеева. Автор рассказал «Экспертам МГИМО» о своей теории демократии и «демократическом мифе».

— Виктор Михайлович, Вы более 20 лет занимаетесь теорией демократии, то есть фактически на протяжении всего исторического отрезка, который принято называть постсоветским и поставторитарным. Ваша работа «Демократия как переговорный процесс», которая легла в основу книги «Народовластие на службе элит», вышла в 1999 году, на излете «лихих девяностых», или «самого демократичного периода в истории России». В чем была актуальность книги тогда, и почему ее новая, дополненная версия появилась именно сейчас? В чем разница между двумя этими книгами?

— История написания книги весьма интересна. Директор Стокгольмского института перспективных исследований Оке Андерссон предложил мне написать книгу о демократии. Дело в том, что он весьма скептически относился к качеству европейских политических элит и, зная мои опубликованные в Великобритании и США книги, хотел, так сказать, получить свежий взгляд на проблему. Первая версия книги, представленная мной для оценки, вызвала настоящий скандал в среде шведских политиков. Это внесло немалый вклад в отстранение Оке от руководства институтом. На мои попытки опубликовать книгу в Великобритании и США я получил вежливый отказ. Не помогло и обращение за помощью к моим хорошим друзьям из научного истэблишмента в Швеции, США, Великобритании и Израиле. Посылая одобрительные ответы, никто из них, даже Эйзенштадт, не взялся рекомендовать книгу в печать, считая, что надо устранить некоторые неконвенциональные моменты.

Это был конец 90-ых, когда доминировали транзитологический подход и определение демократии через «регулярно проходящие честные выборы в условиях свободы слова и политических свобод». Мои попытки описать демократию «как она есть» не вызывали восторга. Я опубликовал часть книги в России («Демократия как переговорный процесс») и несколько лет дорабатывал ее, но не в плане «конвенционализации», а в плане углубления изучения проблемы взаимосвязи демократии с инновациями. В 2011 году я обратился в издательство МГИМО, и книга вышла.

— Вы говорите о демократическом мифе скорее как о негативном феномене, который дискредитирует демократию как очень сложный политический режим, предполагающий балансирование и учет множества различных факторов. Но возможно ли установление демократии без демократического мифа?

— Да, я негативно отношусь к «демократическому мифу», результаты применения которого мы видим в Тунисе, Египте, Ливии. Демократические выборы в стране, где население не свободно от жестко навязываемой идеологии и низкого образовательного уровня, не могут быть свободными. Страна раскалывается на две части: модернизированную часть населения и традиционалистскую, и до тех пор, пока модернизированная часть не превзойдет традиционалистскую по количеству, выборы (доже самые честные) приводят лишь к консервации традиционализма. Я являюсь сторонником системы выборов (как в Дании), где голоса даются избирателю в зависимости от уровня образования. Но и в этом случае возможны сбои систем. Так, я не уверен в том, что подобная система сработала бы на предупреждение победы нацистов в Германии — многие из них были прекрасно образованы.

— Выборы, на Ваш взгляд, не обязательно являются определяющим признаком демократии. Возможна ли демократия без выборов?

— Без выборов демократия невозможна. Но весь вопрос в том, по каким правилам проводятся выборы и какого они уровня. На мой взгляд, в Венеции в течение 500 лет существовала очень эффективная система элитной демократии, когда население было разбито на три класса — нобили, граждане и простой народ. Политика была делом нобилей, но граждане имели возможность контролировать некоторые существенные моменты, а в отношении народа осуществлялся внимательный патронаж через систему прокураторов св. Марка и «школ». Тем не менее, эта система вполне может быть названа демократией. Непременным ее условием являлась и справедливость судебной системы.

— Вы говорите о двух вариантах установления демократии — «органическом» и «конфликтном». Первый предполагает постепенное развитие переговорных и демократических практик, второй — их установление в ходе переговорного процесса, возникшего в результате конфликта. А возможно ли сочетание этих идеальных типов? Как пусть и плохо развитые ростки органического варианта могут помочь установлению демократии по конфликтному сценарию?

— Два типа установления демократии почти всегда в том или ином виде сочетаются. Такие казусы, как Великая французская революция, — большая редкость. Это действительно «идеальный тип».

— По Вашему мнению, для успешного функционирования демократии необходимо преобладание у всех субъектов политики (и граждан государства, разумеется) схожих и не противоречащих друг другу моделей мира. Желателен также и ценностный консенсус. Какими могут быть механизмы сохранения единых модели мира и ценностных установок в современных демократиях в условиях наплыва мигрантов и слабости моделей их интеграции? Вы говорите о принципе «институты важнее людей» в том смысле, что необходимо создавать демократические институты в недемократических сообществах — но как это можно сделать?

— Существование единой «модели мира» в обществе едва ли возможно, да и не нужно. Достаточно отсутствия в моделях мира фундаментальных противоречий. В это смысле угрозу в Европе представляет не ислам сам по себе (как не представляет угрозу иудаизм), а радикальные формы ислама, очень легко распространяющиеся среди недостаточно образованных слоев населения. Или образованных, но обиженных, считающих, что они не занимают в обществе тех позиций, которых достойны.

Демократические институты могут быть созданы в рамках элитной демократии и по мере «взросления» общества распространены шире — как это и случилось в Англии.

— В книге Вы специально останавливаетесь на проблематике социальной эволюции. Можно ли сказать, что демократия — это некоторая «продвинутая» ступень в социальной эволюции человечества? Насколько готово сегодня человечество в целом к этой ступени развития? Вы скорее оптимистично или пессимистично смотрите на перспективы демократии в мире? Как бороться с эрозией демократии в целом?

— Работающая демократия — это бесспорно прогресс в общественном развитии. Но демократия не может быть сама по себе целью. Это всегда средство для улучшения жизни в обществе. Именно поэтому в «традиционалистских» обществах надо подходить очень осторожно к внедрению демократических процессов, чтобы не получить «эффекта Мурси».

Беседовал Андрей ЗАВАДСКИЙ,
Управление интернет-политики

Источник: Портал МГИМО

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.