Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

Не стоит переоценивать высказывания в Армении

В беседе с Media.Az старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности Московского государственного института международных отношений (МГИМО) Николай Силаев заявил, что не видит оснований для большого оптимизма по карабахскому урегулированию: «Сложно представить, что сейчас на переговорах произойдет какой-то прорыв. Однако подвижки есть. Напряженность на линии соприкосновения не столь велика как раньше. И это уже позитив».

Коснувшись призывов в Армении отказаться от всех договоренностей по Карабаху, Николай Силаев обратил внимание на соглашение о прекращении огня (заключено в 1994 году – ред.). «Я не думаю, что кто-то в Армении захочет его разорвать», - отмечает наш собеседник.

«Если говорить о признании Арменией «НКР», то не стоит переоценивать высказывания «горячих голов». Что-то подобное говорится регулярно. Признание «НКР» независимым государством не просто приведет к вероятности возобновления боевых действий. Мне сложно представить ситуацию, когда Азербайджан не использует силовой сценарий, если Ереван признает Карабах независимым», -заявил Николай Силаев.

По словам эксперта, для того, чтобы принять это сложное решение (признание «НКР» - ред.) Еревану нужна очень веская причина, которой попросту нет.

«Еще раз возвращаясь к заявлениям армянских экспертов хочу отметить, что в любой стране эксперты бывают более радикальны, чем официальные лица. Это часть реальности конфликта», - резюмировал наш собеседник.

Источник: media.az

Ученые раскритиковали идею создания в Северной Осетии традиционных судов "Тархон"

Попытки создать общественные механизмы, основанные на обычном праве, в разных регионах Северного Кавказа предпринимались с разной степенью успешности, отметил старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

"Это зависит от конкретного региона. В Ингушетии Совет тейпов оказался очень политически активным, серьезным и эффективным. Политики были вынуждены учитывать, что существует такой институт, и, оглядываясь на его реакцию, принимали решения. С другой стороны, эффективность того же шариатского суда также зависит очень сильно от региона, конкретной ситуации и задачи. Иногда к нему обращаются, и он очень эффективен, особенно когда в конкретном обществе есть механизмы приведения в действие такого решения. Иногда он выполняет лишь декларативную функцию. Факт в том, что все чаще и чаще люди на Северном Кавказе стали обращаться к этим механизмам, и это очень интересная тенденция", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Ярлыкапов связал эту тенденцию с несколькими факторами, в частности, с "актуализацией этнических и национальных проектов, например, ингушского и чеченского".

"Последние протесты в Ингушетии - это ведь как раз столкновение двух этнических проектов, и здесь активно стали вспоминать традиционные механизмы. Потом во многих регионах Северного Кавказа обращение к традиционным правовым институтам связано с проседанием государственного права. Во многих сферах, где государственное право перестало работать - туда приходят традиционные правовые механизмы. Особенно в Дагестане в сфере взаимоотношений по поводу земли очень часто люди обращаются и в качестве аргументов ходатайствуют к шариату. Были примеры применения шариата для урегулирования споров двух джамаатов, переселенческого и местного", - рассказал Ярлыкапов.

При этом он отметил, что во многих регионах Северного Кавказа пытались внедрить институты советов старейшин, но неэффективно.

"Наверное, попытка внедрить механизм совета старейшин - это в значительной степени неработающая структура. Во многих северокавказских регионах ее пытаются внедрить, но в значительной степени это ничего не решающая структура. В отличие от Совета тейпов, который оказался неожиданно эффективным в Ингушетии. Та же шариатская система не всегда срабатывает, и последний пример из Ингушетии, когда вызывали в суд парламентариев - это тоже закончилось ничем", - заключил Ярлыкапов, отметив также, что в эффективности решений с помощью инструментов обычного права "очень многое зависит от контекста и конкретной ситуации".

Источник: "
Кавказский узел"

 

Союзники России: Куда повернут Лукашенко и Назарбаев

Оценивая будущее армяно-российских отношений, не стоит смешивать двусторонние контакты и отношения в ОДКБ. Поскольку в этот блок входят страны, которые не всегда могут договориться между собой напрямую. Например, Армения и среднеазиатские республики, которые тесно сотрудничают с Азербайджаном. Поэтому для Еревана более ценны прямые отношения с Москвой

Источник: "Свободная пресса"

"Показ лояльности США": эксперт оценил отказ нового президента Грузии от сотрудничества с Россией

Позицию избранного президента Грузии прокомментировал старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Николай Силаев. Он напомнил, что Саломе Зурабишвили  и еще один кандидат Григол Вашадзе на протяжении всей предвыборной компании обвиняли друг друга в сотрудничестве с Россией. И поэтому победительнице важно было сразу заявить, что она не будет сотрудничать с условным врагом, и ни на какие контакты не пойдет.

"Она просто не могла сказать ничего другого, они очень много времени потратили на это. Это очень предсказуемо", — сказал он.

Эксперт добавил, что у Тбилиси очень много вопросов по Южной Осетии и Абхазии, и пока это не разрешится, диалога не будет.

"Кроме того, грузинские политики очень зависят от мнения Вашингтона, а там с большим подозрением относятся к любым попыткам наладить диалог с Россией. И грузинским политикам важно показать свою лояльность США, а сделать это проще всего критикой России.  И я пока не вижу что бы могло поменять ситуацию между странами. Даже попытки договорится по каким-то узким вопросам, Грузия срывает", — резюмировал Силаев в беседе с Nation News.

Источник: Nation News

Надежда умирает. Улучшит ли Зурабишвили грузино-российские отношения

Победу на президентских выборах в Грузии одержала кандидат от партии "Грузинская мечта" Саломе Зурабишвили. О том, повлияет ли избрание нового президента на политику Грузии в отношении с Москвой и Западом, Baltnews.ee рассказал старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев.

Саломе Зурабишвили набрала 59,52% голосов по итогам обработки 100% бюллетеней, пишет Sputnik Грузия со ссылкой на Центризбирком страны. Ее конкурент Григол Вашадзе, по предварительным данным, получил 40,48% голосов.

"Я оцениваю свою победу как победу гражданского общества, это для меня самое главное", – сказала Зурабишвили журналистам. При этом она отказалась говорить о предстоящей инаугурации, отметив, что начнет подготовку к ней только после объявления окончательных результатов.

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев считает, что избрание Зурабишвили не сможет значительно повлиять на выстраивание отношений с Россией.

"Внешняя политика Грузии задана очень узким набором возможностей. С одной стороны – тем, что Россия признает Абхазию и Южную Осетию как независимые государства. Для Тбилиси пока это является препятствием в восстановлении дипломатических отношений с Москвой. С другой стороны существует очень жесткий антироссийский консенсус в грузинской политике между правящей партией и оппозицией", – рассказал эксперт.

Силаев отметил, что любой самый рациональный шаг в российском направлении грузинскими политическими оппонентами будет расценен как "предательство страны и сговор с врагом".

"Кроме того, любое сближение с Россией вызовет подозрения Вашингтона, что ухудшит позиции того грузинского политика и в глазах США, а значит и во внутренней политике страны, который пойдет на такой шаг", – добавил он.

Эксперт подчеркнул, что Грузия по-прежнему сохранит свой курс на интеграцию с ЕС и НАТО.

Источник: Baltnews

В ситуации с соглашением о границе между Ингушетией и Чечней референдум не требовался

В ситуации с принятием документа об установлении границы между Ингушетией и Чечней вряд ли требовалось проведение в республиках общенародного референдума — он был бы необходим в ситуации с объединением двух субъектов, а в данном случае, когда речь идет о закреплении, по сути, сложившейся линии границы, референдум не актуален. Такое мнение высказал старший научный сотрудник центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО (У) МИД России Николай Силаев, сообщает пресс-служба постпредства Ингушетии в Москве. «Неужели любое изменение границ субъектов федерации требует референдума? Региональные референдумы, как правило, проводились, когда проходило объединение субъектов, когда один субъект ликвидируется. Это должно решаться на референдуме. В данном случае я не думаю, что есть такое требование. Очевидно, что с этим соглашением работали юристы, в том числе федеральные. Вряд ли, если бы возник вопрос референдума, это упустили бы», — сказал Силаев. Отметим, что в силу правовой неграмотности люди путаются в терминологии — в законе речь идет об «изменении территории или границ», тогда как, по сути, подписанное соглашение ничего не меняет, а определяет границы между субъектами, не существовавшие ранее, говорится в релизе. 26 сентября Евкуров и Кадыров подписали в Магасе соглашение о закреплении административной границы между двумя регионами, которая не была четко установлена со времен распада Чечено-Ингушской АССР в 1991 году. Главы обеих республик уже назвали соглашение историческим — документ ставит точку в распрях, длившихся более 25 лет, и будет не препятствовать, а, наоборот, способствовать экономической интеграции двух республик, укреплению дружбы и братства. Казалось бы, вопрос решен, но противники документа все-таки нашлись. Часть населения Ингушетии подняла настоящую шумиху в социальных сетях, в том числе по поводу того, что решение о границе было принято без проведения общенародного референдума в республике. При этом общественные активисты ссылались на статью 3 регионального Закона «О референдуме Республики Ингушетия», которая гласит о том, что «на референдум Республики Ингушетия обязательно выносятся вопросы об изменении статуса, наименования республики, ее разделения или объединения с другими субъектами Российской Федерации, изменения ее территории или границ в соответствии с законодательством Российской Федерации». Как ранее заявил Евкуров, согласно документу, Ингушетия и Чечня обменялись равными участками нежилых территорий площадью 1890 га для выравнивания административных границ. Документ был неоднозначно воспринят в республике — часть жителей высказала опасения, что Ингушетия отдает Чечне свои исторические земли. Глава республики в настоящее время проводит активную разъяснительную работу с населением, объясняя, что физической передачи территорий между республиками не будет.
 

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.