Главное

Международная аналитика

 

Международная аналитика - 2016. Выпуск 4

 

В ситуации с соглашением о границе между Ингушетией и Чечней референдум не требовался

В ситуации с принятием документа об установлении границы между Ингушетией и Чечней вряд ли требовалось проведение в республиках общенародного референдума — он был бы необходим в ситуации с объединением двух субъектов, а в данном случае, когда речь идет о закреплении, по сути, сложившейся линии границы, референдум не актуален. Такое мнение высказал старший научный сотрудник центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО (У) МИД России Николай Силаев, сообщает пресс-служба постпредства Ингушетии в Москве. «Неужели любое изменение границ субъектов федерации требует референдума? Региональные референдумы, как правило, проводились, когда проходило объединение субъектов, когда один субъект ликвидируется. Это должно решаться на референдуме. В данном случае я не думаю, что есть такое требование. Очевидно, что с этим соглашением работали юристы, в том числе федеральные. Вряд ли, если бы возник вопрос референдума, это упустили бы», — сказал Силаев. Отметим, что в силу правовой неграмотности люди путаются в терминологии — в законе речь идет об «изменении территории или границ», тогда как, по сути, подписанное соглашение ничего не меняет, а определяет границы между субъектами, не существовавшие ранее, говорится в релизе. 26 сентября Евкуров и Кадыров подписали в Магасе соглашение о закреплении административной границы между двумя регионами, которая не была четко установлена со времен распада Чечено-Ингушской АССР в 1991 году. Главы обеих республик уже назвали соглашение историческим — документ ставит точку в распрях, длившихся более 25 лет, и будет не препятствовать, а, наоборот, способствовать экономической интеграции двух республик, укреплению дружбы и братства. Казалось бы, вопрос решен, но противники документа все-таки нашлись. Часть населения Ингушетии подняла настоящую шумиху в социальных сетях, в том числе по поводу того, что решение о границе было принято без проведения общенародного референдума в республике. При этом общественные активисты ссылались на статью 3 регионального Закона «О референдуме Республики Ингушетия», которая гласит о том, что «на референдум Республики Ингушетия обязательно выносятся вопросы об изменении статуса, наименования республики, ее разделения или объединения с другими субъектами Российской Федерации, изменения ее территории или границ в соответствии с законодательством Российской Федерации». Как ранее заявил Евкуров, согласно документу, Ингушетия и Чечня обменялись равными участками нежилых территорий площадью 1890 га для выравнивания административных границ. Документ был неоднозначно воспринят в республике — часть жителей высказала опасения, что Ингушетия отдает Чечне свои исторические земли. Глава республики в настоящее время проводит активную разъяснительную работу с населением, объясняя, что физической передачи территорий между республиками не будет.
 

Южные регионы укрепляют «командой Путина»

По мнению старшего научного сотрудника Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николая Силаева, новое назначение связано с тем, что элиты, сформировавшиеся при Валерии Кокове сохраняют свое политической влияние. «Юрий Коков, это человек,при котором Кабардино-Балкария сложилась в своем нынешнем виде, с её бюрократический элитой, бизнес элитой. И в значительной степени, по видимому, эти люди свои позиции сохраняют. Мне кажется, то эта смена главы региона – признание того, что центр предпочитает управлять регионом через эту элитную сеть».

Источник: "Эксперт. Юг"

Армения грозит применить право вето в ОДКБ: в Азербайджане недоумевают

В свою очередь, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО (Россия) Николай Силаев призвал не смешивать ОДКБ и ЕАЭС – военно-политический союз и экономическое интеграционное объединение.

Эксперт также заметил, что не видит перспектив присоединения Азербайджана к ОДКБ при нынешних его отношениях с Арменией. По его словам, для России важно сохранить хорошие отношения и с Арменией, и с Азербайджаном.

"Армения и Азербайджан могут оказаться в одном военно-политическом блоке только при условии примирения", — подчеркнул он.

Силаев напомнил, что присоединение самой Армении к ЕАЭС (тогда – Таможенному союзу) встретило определенные сомнения и возражения со стороны Казахстана, для которого важны отношения с Азербайджаном. Однако оно состоялось.

По словам собеседника Sputnik, если Азербайджан решит присоединиться к ЕАЭС, ему придется снимать действующий запрет на транспортное сообщение с Арменией, потому что между странами-членами такого объединения закрытых границ по определению быть не может.

"Баку явно к этому не готов", — заключил эксперт.

Источник: "Спутник Азербайджан"

Путин поддержал признание

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ МГИМО Николай Силаев говорит, что Владимир Путин сверил часы с лидерами Абхазии и Южной Осетии:

«Во-первых, они не так часто встречаются. Для всех важно сверить часы, переговорить на высшем уровне, особенно это важно для президентов Абхазии и Южной Осетии, и, возможно, решить какие-то вопросы, которые не так просто решать в рамках рабочего взаимодействия России с этими двумя государствами».

Силаев отмечает, что российский президент на встрече с югоосетинской делегацией сделал акцент на социально-экономическом сотрудничестве и этот сигнал важен для Цхинвала:

«Акцент будет делаться на том, чтобы в обеих странах – и, прежде всего, это касается Южной Осетии – больше внимания уделяли развитию собственной экономики. Понятно, что и ситуация бюджетная в России не такова, чтобы резко повышать масштабы экономической помощи Абхазии и Южной Осетии. Я не говорю – сворачивать, я говорю – не такая, чтобы резко повышать. И, в принципе, пора уже давно этим заняться, особенно в Южной Осетии.

– Существуют ли какие-то сложности, шероховатости в российско-югоосетинских отношениях на данный момент?

– Мне кажется, если шероховатости возникали, то их едва ли будут выносить на уровень президентов. Все остальное я не готов обсуждать в печати. Есть мои какие-то предположения, которые лучше не выносить в СМИ».

В состав югоосетинской делегации вошли председатель правительства Эрик Пухаев, глава администрации президента Игорь Козаев и министр финансов Аза Хабалова.

Российскую сторону представляли вице-премьер правительства Виталий Мутко, помощник президента Владислав Сурков, министр по делам Северного Кавказа Сергей Чеботарев, заместитель секретаря Совета безопасности Рашид Нургалиев, замминистра иностранных дел Игорь Моргулов, заместитель министра финансов Леонид Горнин.

Источник: "Эхо Кавказа"

Нападение подростков в Чечне показало усовершенствованную методику атак ИГ*

Целью серии нападений на полицейских в Чечне была демонстрация наличия вооруженного подполья в республике, полагает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

По оценке Ярлыкапова, организаторы террористических атак на Северном Кавказе уделяют Чечне особое внимание, поэтому совершаемые в этой республике нападения внешне отличаются от атак, которые совершаются, к примеру, в соседнем Дагестане. "Эта республика всегда будет оставаться в центре внимания террористов. Они хотели доказать, что в республике все еще неспокойно, что есть подполье", - сказал Ярлыкапов корреспонденту "Кавказского узла".

Тот факт, что глава Чечни Рамзан Кадыров в день атаки находился в Саудовской Аравии, снизил эффектность нападения, считает политолог.

"Если бы Рамзан Кадыров был в республике, [атака была бы более эффектной]. Власти могут сказать, что это произошло в отсутствие Кадырова, а если бы Кадыров был в Чечне, то этого можно было бы избежать. На самом деле эти теракты в любом случае случились бы. Напавшие на полицейских хотели совершить акции не в день праздника Курбан-байрам, а до него, потому что в день праздника полиции было бы больше, и полицейские были бы повнимательнее на службе. Это принималось во внимание: нападать на силовиков сложнее, когда усилены меры безопасности", - пояснил Ярлыкапов.

По оценке востоковеда, серия атак 20 августа - достаточно сложный и опасный теракт по сравнению с одиночными нападениями, которые практиковались ранее приверженцами идеологии запрещенной в России террористической организации "Исламское государство".

"Атаки становятся более продвинутыми. Если до этого была тактика одиночных атак, то теперь это что-то вроде сети. Люди друг с другом долго это планировали, заранее собрались, обсуждали действия - атаки были скоординированы. Это группа, а не "одинокие волки", атака не была одной-единственной, и это достаточно [тревожный] знак", - отметил Ахмет Ярлыкапов.

* "Исламское государство" (ИГ, ранее - ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России решением суда.

Источник: "Кавказский узел"

 

НАТО использует Грузию для давления на Россию

С момента первого заседания комиссии НАТО — Грузия прошло десять лет, но Грузия по-прежнему не принята в блок. Тем не менее, тема Грузии и НАТО регулярно появляется в инфополе: в частности, генсек НАТО Йен Столтенберг пообещал Грузии членство в блоке.

Старший научный сотрудник Центра Кавказских исследований МГИМО, политолог Николай Силаев в беседе с «Актуальными комментариями» объяснил, почему Грузию не приняли и не примут в НАТО, но разговоры об этом время от времени появляются.

 

— То, что сказал Столтенберг, не представляет собой новость. Это пустое проходное заявление — по поводу членства Грузии в НАТО было все сказано в итоговом документе саммита альянса в Бухаресте в апреле 2008 года. Там указано, что Грузия станет членом НАТО.

 

Заявление Столтенберга всего лишь повторяет это тезис. С тех пор вся эта история длится — с одной стороны, пообещали принять в НАТО, с другой — не пообещали, когда именно. Грузия в этом смысле так же близка к НАТО, как была год и два назад. Изобретаются новые формы сотрудничества, которые, с одной стороны, демонстрировали бы сближение Грузии с НАТО, с другой — не предполагали бы членства в альянсе. Например, расширяются совместные учения, разрабатываются какие-то региональные форматы взаимодействия.

 

На протяжении десяти лет Грузия не продвинулась к тому, чтобы стать членом НАТО, хотя ее сотрудничество с блоком усиливается. Есть сильная оппозиция членству Грузии и Украины в НАТО среди самих членов блока — исторически это были Франция, Германия, Италия, теперь и Венгрия, которая особенно противится вступлению Украины в НАТО.

 

Маловероятно, что блок в ближайшие годы будет готов взять на себя ответственность за обеспечение безопасности Грузии. Иллюзии, которыми грузинские политики кормят своих избирателей, продолжат существовать, но они уже не имеют большого значения.

 

Здесь еще важно, что межоблачное состояние, при котором, с одной стороны, Грузии обещано членство в НАТО, с другой — на протяжении многих лет членство откладывается, порождает разочарование в грузинском обществе.

 

Почти никто из влиятельных грузинских политиков не может признать ошибочность ставки на НАТО. Реализовать эту ставку они тоже не могут. Это подрывает авторитет и политиков, которые призывают к членству в НАТО, так и саму НАТО.

 

О членстве Грузии в НАТО мы можем с большей или меньшей уверенностью употребить слово «никогда». Это связано с тем, что никто в Западной Европе не хочет получать состояние фактической войны с Россией — я имею в виду Грузию в НАТО на фоне неопределенности статуса Абхазии с Южной Осетией и российском присутствии на той территории, которую члены НАТО считают территорией Грузии.

 

Грузия для НАТО — не ресурс, а обуза. Это должно быть очевидно даже США. В случае действительно острой ситуации, хоть она и маловероятна, Грузия не сможет сама себя защитить. НАТО придется взять ответственность за обеспечение безопасности страны, которая сама себя защитить не в состоянии и слишком для этого слаба. Ее членство в НАТО не укрепит ее же безопасность. В эти игры готовы играть США, но не готовы играть союзники.

Источник: "Актуальные комментарии"

Московский государственный институт международных отношений

Международная жизнь

Министерство иностранных дел Российской Федерации.